15:38 

Трахни меня/original/nc-17

Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
Название: Трахни меня
Автор: [Chaos_Theory]
Вычитка: Кот Бегемот
Рейтинг: NC-17
Жанр: drama, angst
Предупреждения: ust
Статус: в процессе
Размещение: по запросу автору
Саммари:
У, детка-конфетка,
Убеги со мной, убеги со мной.
Бьется в теле каждая клетка
В стёкла, в стёкла, в стёкла, в стёкла.
Убеги со мной, убеги со мной.
Вьется по груди алая змея.
Кто тебя обидел?
Может, это был не я?
Это был не я!
Никакой любви,
Боже сохрани!
Это был не я.

Агата Кристи

Пролог

Но мы с тобою будем вместе,
Как Сид и Нэнси, Сид и Нэнси.
И ни за что не доживём до пенсии,
Как Сид и Нэнси, Сид и…

Lumen


Первая их встреча произошла на берегу моря в маленьком уютном отеле. Весьма романтичная обстановка. Если бы не одно «но». Маленький нюанс, переворачивающий все с ног на голову. Причина. Убийство бизнесмена.
До того, как они столкнулись, Микки уже знал имя и род занятий из досье.
«Имя - Джоуи Александр Керенов.
Снайпер
Возраст - 25 лет
Родителей нет. Рос в интернате»

И смазанное нечеткое фото.
Кстати, Джоуи был тем, кого Микки одобрил одним из первых, когда подбирал команду для выполнения задания.
Для Джоуи это было лишь новое письмо. Без обратного адреса.
Как обычно. Только запечатано было хорошо и весило немало.
Аванс в несколько тысяч долларов. Стопочка ровная, края чистые. Билет на самолет. И заказ.
Как раз хотелось выехать из страны.
Убийцы, хакеры, наемники. Джоуи не самая последняя тварь из присутствующих.
И чувство, что это всего лишь очередное задание по устранению человека, постепенно меркло.
Неделя на все. Кажется, что совсем мало, но дни тянулись бесконечно долго.
И еще... Имя. Постоянно одно только имя. Даже фамилии не было известно. Микки... Микки-Микки-Микки...
Слишком часто они встречались. Слова острые, осыпавшимися осколками разбитого зеркала. Цепляли друг друга – по коже, царапины, выступившая кровь, опьяняющая, кружащая голову. Осознание опасности таких игр и все же желание задеть больше, войти глубже – под кожу.
Узкие коридоры, где и можно разойтись, но нет никакого желания.
Микки лихорадило при каждой встрече, и все же в тайне он ждал. Прикосновений и недомолвок.
Все это – линия, пока только наметившаяся между ними. Семь дней.
Невозможность перестать думать. Каждая мысль сводилась к одному и тому же. И невыносимо сильно хотелось оставить след в памяти мальчишки. Чтобы не забывал. Чтобы остерегался.
Когда задание было выполнено, можно вздохнуть спокойно и опять исчезнуть где-то на поверхности голубого шарика. Но не дышалось. Острая нехватка кислорода под названием «Микки» отупляла. Лишала смысла существование.
Нужда в едких диалогах, касаниях к теплому телу, сдавленных стонах и грани, за которую никто не переступит.
И все же первым сделал шаг Микки.
Он торопливо собрал рюкзак – зубная щетка, ноутбук, документы и бумажник, все остальное можно будет купить на новом месте, оглядел последний раз свой номер с видом на море, вышел… и вместо того, чтобы спуститься в холл, завернул по коридору.
Микки бесцеремонно распахнул дверь в комнату Джоуи, остановился на пороге, прижавшись виском к косяку, наблюдал, как собирается парень.
И внутри что-то болезненно сжималось от одиночества. Странно, что это чувство появилось сейчас – разве Микки не был всегда один? Стоял, теребил брелок на замке рюкзака, а потом вдруг разбитые, неясные мысли сложились в слова:
- Эй, детка! – насмешливо, с вызовом - так, как они привыкли за эту неделю. – Я умею готовить завтраки. И знаю тьму уютных местечек, где можно отлично поужинать.
Вещи собраны, винтовка упакована, комната прибрана. Вот только в мыслях не было такого же идеального армейского порядка. Когда Джоуи успел так привязаться к этому мальчишке? Словно отдал что-то свое...
Знакомый голос заставил обернуться и привычно скептически приподнять левую бровь, когда от слов Микки в груди полыхнуло не слабее адского пламени. Значит...
- Хочешь помотаться со мной по свету, малыш? - усмешка.
От ответа мальчишки зависело их будущее, в которое они никогда не заглядывали.
Глубже, в кровь – облегчением, радостью – Микки закусил губы, чтобы не улыбнуться. Опустил голову, чтобы Джоуи ни в коем случае не заметил, как расползаются кончики губ в стороны. Выдох. В груди – разжались тиски, отпустило. Не один.
- Составлю тебе компанию, стрелок. На ближайшее время я абсолютно свободен.
Микки засунул руки в карманы, шагнул за порог.
- Подожду тебя внизу.
Отрывистая торжествующая дробь подошв по лестнице. Микки семнадцать, поэтому ему позволительно прыгать через две ступени.
Спокойно... Джоуи поймал себя на мысли, что рад. По-человечески. Теперь перелеты, поездки и холодные ночи не будут такими одинокими. Первое время. Дальше - неизвестность.
Пока нужно довольствоваться тем, что подкинула им судьба.

Из отеля они вышли вдвоем, сели в одно такси до аэропорта и, тихо улыбаясь чему-то своему, смотрели через затемненные стекла автомобиля на холмы, море и горы с ледяными остриями пик.
Решили, что все забудется по мере того, как они будут удаляться от отеля. И не останется ничего.
Осталось.
И позволяло чувствовать, как бьется не свое, но чужое сердце.

Глава_1

When I touched you
I felt that you still had your baby fat
And a little taste of baby's breath
Makes me forget about death

Iggy Pop


Лондон. Февраль, 20. Квартира Джоуи.

В Лондоне они остановились в квартире Джоуи, где-то в Ист-Сайде. Район не знаком Микки. Во время перелета перекинулись едва ли парой необходимых фраз, всю дорогу мальчишка спал – или делал вид, что спит, слишком сильно билось сердце, чтобы на самом деле отключиться от реальности.
Квартира выглядела необжитой, пустой, словно из нее давным-давно съехали, да еще и собирались в путь в спешке. Микки сморщил нос и, как встрепанный кот, попавший в новое место, обходил углы, осматривался, кончиками пальцев касался мебели, стирая пыль. Потом удовлетворенно вздохнул, скинул рюкзак на единственную кровать и отправился на кухню исследовать холодильник.
Дом даже не дом, а просто помещение. Как помещение магазина или арендованное помещение, помещение под кабинет. Тут было все, что нужно. А что нужно Джоуи? Кровать и еда.
Теперь тут будет и Микки. Рюкзак с вещами уже по-родному ютился на заправленной постели.
А вот с едой возможны проблемы, потому что отсутствовал Джоуи достаточно долго...
Улыбка сползла, когда объект его внимания направился к холодильнику. Бросив сумки на пол, парень догнал Микки и развернул его в сторону спальни, придав ускорения легким шлепком по узкой заднице.
- На кухню не заходи...
«...потому что ублюдок-консьерж точно вырубил электричество, и холодильник, естественно, сдох. Как и еда», - додумал про себя Джоуи.
- Лучше всего попробовать куда-нибудь сходить.
Микки только бросил короткий предостерегающий взгляд в ответ на вольность, но промолчал.
Странное чувство, ощущение того, что он стоял на пороге, желая скорее шагнуть вперед. Впервые за долгое время его аж потряхивало от нетерпения, и было все равно, есть пиццу в квартире Джоуи вдвоем или пройтись опять же вдвоем по городу.
Мальчишка устроился на подоконнике, разглядывал покрытые тонким невесомым слоем изморози крыши, будто политые глазурью. Потом коснулся стекла растопыренной пятерней, словно хотел дотронуться до домов.
Микки некоторое время назад жил в Лондоне, что-то около трех месяцев. Но в тот момент, в квартире Джоуи, ему показалось, что ничего не было «до» и город ему абсолютно незнаком.
- Знаешь какое-нибудь приличное местечко? – через плечо бросил он. Потом вдруг почувствовал какую-то неправильность в постановке вопроса и робко добавил:
- Впрочем... как хочешь, можем пообедать здесь.
Им еще предстояло научиться учитывать факт внезапного не-одиночества.
Взгляд упирался в сидящего на подоконнике Микки. Окно большое... Светлое... Такое, какое нужно, когда психика поражена заболеванием под названием «клаустрофобия».
- Пообедаем здесь. Надо... мне надо только сходить за продуктами... и...
Мысль скакала.
Джоуи, кажется, только сейчас понял, что паренек у него дома. С ним! Осознал полностью и... растерялся. У него не было ощущения, что это его напарник-друг-собрат-или-кто-то-еще. Это и к лучшему.
А если посмотреть со стороны... что им нужно друг от друга? Почему после выполненного задания они до сих пор вместе? Ведь правильней было последний раз насмешливо посмотреть в глаза и пойти своими дорогами.
Но нет! Ухватились друг за друга. Пальцы вот-вот соскользнут, зато есть ощущение, что не один... Опасно и непонятно, зато чувствуется... жизнь?..
Цыкнув, Джоуи старательно пытался отогнать от себя эти мысли. Всего лишь два человека. И только.
Он прошел вглубь квартиры и, звякнув ключами, открыл железную коробочку, которая лежала в спальне на полке. Взял несколько сотен наличных и захлопнул крышку. Деньги - в карман куртки, взгляд - снова на Микки, шаг - к выходу.
- Я в магазин.
Странное, все же, ощущение... Нужно сказать что-то, что хоть как-то разрядит эту обстановку.
- Не шали, - усмешка. - Скоро приду.
За дверь, щелчок замка, эхо подъезда.
Тишина.
Микки проводил взглядом хозяина квартиры. Странное ощущение. Вместе…
- Вместе… - в тишину квартиры выдохнул, попробовал на вкус. Не имеет значения, какой смысл у этого слова, какое значение у этого слова, если оно такое теплое, слегка терпкое, тягучее, как фруктовые мишки-мармеладки.
Никакого желания задумываться, что дальше. Микки вообще не рассчитывал выжить и даже скорее не хотел выжить после задания. На «дальше» у него просто не было планов.
Когда ты ждешь чего-то от жизни, планируешь, ставишь приоритеты - наверное, тогда каждая минута забита бегством к этой самой непонятной, маячащей впереди цели. У Микки не было цели. И поэтому некуда было торопиться. Микки решил жить просто так. Потому что ему вдруг понравился вкус этой самой жизни, словно раньше он не чувствовал его – напихивал в рот в спешке... Он потащился за снайпером, потому что этот самый вкус жизни в голове Микки накрепко был связан с Джоуи.
Мальчишка соскользнул с подоконника. Забыл сказать, что ему тоже неплохо было бы посетить супермаркет – он не имел обыкновения путешествовать с багажом, так что кроме зубной щетки с собой ничего не было.
- Ммм… Будем обходиться тем, что есть, - пробормотал Микки, исследуя ванную.
Скинул джинсы, футболку и включил воду.
Поход в магазин быстрый. Полуфабрикаты, два тетропака сока, несколько бутылок пива и три пачки сигарет. Если бы Джоуи был один, то обошелся бы только сигаретами. Ощущение заботы подтолкнуло взять что-то НЕ для себя.
До дома медленным шагом, кусая фильтр сигареты. Дым попадал в глаза, заставлял жмуриться.
А в квартире... в такой пустой, необжитой, пыльной и холодной... был хоть кто-то. Непривычно. В какой-то степени даже... не особо уютно. Но это было... Было.
С этими мыслями Джоуи зашел в дом, из наглости затушил сигарету о белую стену и сообщил консьержу о том, что в следующий раз не стоит вырубать электричество, когда он куда-нибудь уедет на несколько дней. Чтобы закрепить свою просьбу не только легким рукоприкладством, Джоуи кинул ему на стол несколько бумажек, которые остались после покупок, и поднялся на свой этаж.
Тихо открыл дверь и, как обычно, не снимая кроссовок, прошел сразу в кухню, на секунду глянув в спальню. Пусто. Сердце сжалось, а потом Джоуи услышал шум воды в ванной комнате.
Отпустило...
Значит, еще с ним.
С отвращением выгреб испорченные продукты из холодильника и выкинул их в мусоропровод. Особенно жалко было тунец...
Покупки по полочкам, полуфабрикаты на стол.
Готовить не хотелось... Хотелось пройти по коридору, приоткрыть дверь комнатки... почувствовать духоту пара и отодвинуть дверцу душевой... шагнуть прямо в одежде под горячие струи воды и провести ладонями по абсолютно обнаженному телу мальчишки. Укусить его в плечо, прижать лицом к стене...
Парень пришел в себя, когда уже оказался внутри ванной комнаты. Шею сдавило словно тисками от ощущения запрета и желания нарушить этот запрет.
Костяшками пальцев по матовому стеклу душа, предупреждая, и за ручку дверцу в сторону.
Микки слышал возвращение Джоуи – шаги, звон стекла, что-то еще менее внятное. Он пытался убедить себя, что это нормально, что не надо дергаться и прислушиваться. Это не страшно, когда ты не один.
Вода… Прохладные струи – хочется стоять так бесконечно долго, закрыв глаза. Ничего не было… Вечная мантра Микки. Ничего не было до этой секунды. Начало новой жизни…
Жизни, которая ему даже начинает нравиться. Изучив содержимое полочек, мальчишка выдернул округлую бутылочку с гелем для душа, отвинтил крышку. Пахнет… Джоуи.
От этой мысли в груди сжалось, Микки закашлялся, глотнув воды. Все перевернулось. Так же было, когда тяжелое, угловатое тело Джоуи прижало его к дивану в баре в самую первую встречу. Тогда… мир словно выключили. Только запах и тепло – с головой, словно штормовой волной, и уже не двинуться, не вздохнуть. Уткнуться, вцепиться в свитер…
В душе Микки откинулся назад, пальцы, по которым растекся гель, сомкнулись вокруг члена – несколько движений, как если бы его касался Джоуи (по крайней мере, мальчишке казалось, что Джоуи касался бы именно так) - жестко, быстро.
Когда дверца отъехала, он успел отдернуть руку и отвернуться.
Вода... За ней Джоуи – такой черт возьми, самоуверенный и спокойный. А Микки мокрый, покрасневший и беззащитно-голый. Поэтому он, как обычно, усмехнулся и выдал:
- Пришел потереть мне спинку?
Запах… в сотню раз сильнее, чем даже из самой бутылочки. Чуть другой, перемешанный с запахом кожи Джоуи, сигарет и металла.
- Теперь я пахну тобой, - выдохнул Микки.
В горле пересохло от сказанной фразы. Да и от вида ничем не прикрытого тела Микки тоже.
Запах геля, капли воды, влажная кожа, мокрые волосы... и привычная усмешка. Именно она и привела Джоуи в чувство.
Он стянул с себя свитер, откидывая его куда-то на пол, взял гель и выдавил его на губку, тут же подставляя ее под струи воды и сжимая, чтобы появилась пена. На джинсы было уже наплевать... Просто шагнул в душевую, прикрыв дверцу.
Пена капала на пол, вода разбивала легкие клубки мыльных пузырьков, скручивая их в водовороты стока.
Джоуи без каких-либо слов прижал мальчишку к стене - как и хотел - лицом. Мягкой губкой по лопаткам... совсем хрупким ребрам... нежной коже... на которой так хотелось оставить свои следы.
- Хочешь абсолютно весь пахнуть мной?.. - получилось хрипло. Возбуждение давало о себе знать, пульсируя тугим комком внизу живота.
Джинсы вымокли окончательно.
Свободной рукой между стеной и грудью Микки. Кончиками пальцев коснулся затвердевших сосков... Ладонью скользнул по животу, получил ожидаемую реакцию, от которой стало невероятно жарко... пальцы сомкнулись около основания возбужденного члена, чуть сжались и двинулись вверх.
Губкой по спине - вниз. До поясницы. А потом еще ниже... по ложбинке между ягодицами...
Джоуи прижался к Микки, заставив чуть раздвинуть ноги. Шепот на ухо, сквозь плеск воды:
- Вижу, нравится... - и укус за мочку.
Пульсация крови – внутри, взбесившейся, неуправляемой – в висках, перекрывая все звуки, шелест воды и даже слова Джоуи. Микки казалось, что он сейчас просто съедет по стене душевой. Оглушенный, стоял, кусая губы, сгорая от стыда и раздирающего тело удовольствия. Мы одни... одни... одни... Это не отель, никто случайно не придет, не прервет, он может делать все, что захочет.
Но вместо страха желание, чтобы Джоуи сделал все, что хочет. Когда пальцы сомкнулись на его члене, Микки выдохнул, застонал. Сладкая, сахарная слабость. Еще... Толкнулся назад, к бедрам Джоуи. И замер, почувствовав прикосновение.
Запах... Этот чертов запах – всюду, маслянистой пленкой оседал на кожу, проникал внутрь. Микки завел назад руку, пальцы скользнули по мокрой жесткой ткани, сжали член Джоуи через джинсы.
- Как и тебе, да?
Глубже… Щеки горели, Микки опустил голову, подставляясь под прохладные струи воды.
- Вставь…
Губка просто упала на пол душа, пальцы двинулись чуть дальше. Раздвигая неподатливые мышцы. Чувствуя сладкое давление гладких стенок.
- Мать твою!.. - на выдохе, громким шепотом, и следом - стон.
Чтобы хоть как-то сдержать себя, Джоуи сомкнул зубы на голом плече мальчишки. Не до крови... но все равно больно. Рука на члене Микки сжалась, резко двигаясь по всей длине. Пальцы внутри влажно скользили, задевая бугорок...
Мыслей вообще не было. Только желание...
Больно… Оглушенный, потерявшийся в ощущениях мальчишка. Зубы свело от желания – еще, еще, еще…
Нельзя! Разумный, холодный голос другого, того, кто наблюдает и не дает забыться. Микки вздрогнул, разочарованно зашипев.
Боль от проникновения и укуса. В памяти – словно на стекло выплеснули краску – «давай, сучка». Микки простонал в голос, пытаясь выскользнуть, всхлипнул. Остановиться…
Дыши.
Спокойный презрительный голос внутри.
Зубы Микки впились в левое запястье больно, оставляя следы. Во рту разлился вкус воды и… Джоуи. Оседая по стенке, мальчишка всхлипнул и прошептал:
- Отпусти…
Сколько раз Джоуи слышал это слово. Просьбу... И разом откуда-то из ниоткуда вырастала стена. Высокая и непробиваемая. Такая, которая очень болезненно убивала эмоции и какие-либо чувства. Не надолго, но все же...
Он аккуратно убрал руки от тела мальчишки, но потом пришлось его поддержать, чтобы совсем не сполз на пол. Выключил душ и вывел Микки на середину ванной. Вода прозрачными струйками стекала с волос по плечам... груди, спине, животу... по выпирающим косточкам худощавого тела. Мальчик дрожал и еле-еле мог стоять.
Джоуи без слов завернул его в большое махровое полотенце и усадил на тумбочку. Сам же стянул с себя насквозь вымокшие и оттого неудобно тяжелые джинсы и, кинув их в корзину, вышел из ванной комнаты. В спальне переодел нижнее белье, черные джинсы и вернулся за свитером. Поднял его с пола, не глядя на Микки, и снова удалился.
Волосы были все еще мокрые, струйки воды ползли за шиворот, но Джоуи все равно вышел в холодный подъезд, прихватив сигареты и зажигалку. Там как раз спустился на первый этаж до почтового ящика.
Конверт. Только его адрес. Печатными буквами. Больше ничего.
«Есть повод отвлечься...» - не особо радостно подумал парень, присаживаясь на подоконник лестничной клетки. Пододвинул к себе пепельницу в виде банки из-под кофе и закурил.
Пальцы чуть-чуть дрожали.
Прежде чем Микки пришел в себя, прошло несколько минут. Он слышал, как снова хлопнула дверь, и чуть не подскочил, не сорвался следом. Дурак, это его квартира... Куда Джоуи уйдет?
Теплая мысль «он не исчезнет», в конечном итоге, и вернула мальчишку в реальность.
«Хочешь… пахнуть… весь?» Он и пах. Аж голова кружилась. Микки улыбнулся, приложил розовые теплые ладони со сморщенной кожей после воды к горячим щекам, поднялся, напялил джинсы. Не самое приятное ощущение – жесткая ткань на влажное тело, но лучше, чем гулять голым.
И с мыслью, что нужно узнать, где находится супермаркет, Микки потащился на кухню.
Коробки полуфабрикатов. Отлично. Желудок откликнулся, что да, мол, неплохо, пора бы и пожрать. Вздохнув, мальчишка оглядел кухню. С бифштексом должен справиться даже он. Все, что нужно - масло и сковорода. Включить плиту. Легче легкого.
Хлопнула дверь.
Переступив порог своей квартиры, Джоуи кашлянул и мотнул головой, растрепывая влажные волосы. Закрыл дверь, и в нос тут же ударил аромат чего-то съестного. С кухни слышались разные звуки, как если бы что-то жарили, пытались найти в шкафчиках нечто важное, и распаковывали запечатанные продукты. Все еще было неуютно, потому что привычка быть одному наложила свой отпечаток... но это уже казалось временным явлением.
Микки за плитой, полуголый. На спине сверкали капельки воды. Как будто всегда был здесь. В этой квартире... Словно они жили вместе, ели вместе, принимали душ вместе... От последней мысли внизу живота потянуло. А ведь они и, правда, были в душе... вместе... Только ничем особым совместная помывка не закончилась. Опять чувство... дискомфортной осторожности. Так бывает, когда совершил ошибку и боишься ее повторения.
- Что на ужин, детка? - заглянул через голое плечо. - Может, тебе какую футболку? Рубашку? - задумался о том, как Микки будет смотреться в его одежде, улыбнулся. - Водолазку?
- Футболку. Не черную, - мальчишка, усмехнувшись, оглядел Джоуи. Неуютно.
Кухня слишком маленькая для них двоих, чтобы не сталкиваться локтями, не натыкаться друг друга. И каждый раз при малейшем прикосновении на Микки накатывало: щеки горели, и хотелось продолжения того, что было в ванной. Казалось, он до сих пор чувствовал палец, бесстыдно проникающий в тело.
Бифштекс чуть не съехал с тарелки, когда Микки вдруг резко замер посреди кухни, сглотнул, испуганно глянул на Джоуи и юркнул за стол в угол. Устроился на стуле с ногами и взял вилку.
Тишина. Вода капала. И за окном орали дети, мать их, юные футболисты – даже зимой нет покоя. Микки не играл в детстве с одногодками. Он сражался с гаммами. И так же сидел, прислушиваясь к звукам другого мира – за стеклом.
Сейчас… Микки чувствовал, впервые, что его втащило в эту жизнь. Все настоящее: запахи еды, кожи Джоуи, мороза. Звуки: звякнувшей о тарелку вилки, струйки сока о стакан. Страшно. Аж дыхание перехватывало. Но не остановиться. Острое чувство жизни.
Поковырявшись в тарелке, Микки наконец решился поднять глаза и задать главный вопрос:
- Что дальше?
Недостаточно близки, чтобы можно было быть спокойнее в присутствии друг друга.
Джоуи заметил, что Микки нервничает. И, похоже, что все из-за него.
Для парня, который не жил, а существовал, не сходился с людьми после единственного раза, когда его чуть не убили, не улыбался искренне и никогда не думал, что человеческая жизнь - это нечто важное, а убийство - непростительный грех... Для него все это слегка потеряло смысл.
И виноват в этом был сидящий в углу его кухни мальчишка. Смотрящий на него испуганно и с немой просьбой «пожалуйста...». Слишком быстро... Быстро обычно умирали от руки Джоуи, а тут его самого неожиданно настигла жизнь. Нельзя было спланировать это, как-то избежать, потому что... это было незаметно. Как воздух. Он наполнял легкие, но на это мало когда обращали внимание.
Джоуи тоже взял тарелку, не глядя, положил туда бифштекс и каких-то овощей. Выглядело аппетитно и на вкус оказалось очень даже...
Микки же сидел, почти не двигаясь, и, кажется, прислушиваясь к чему-то. Словно каждый треск или хлопок его пугал. Но сам Джоуи не слышал чего-то особенного. Обычные звуки обычного дома, двора, улицы...
- Дальше? - переспросил он, отодвинув от себя уже пустую тарелку. - А дальше письмо, лежащее в прихожей на тумбочке, задание, очередной заказ на убийство. Пока конверт не открыт, неизвестно, что там в этот раз, - ответил, глядя на Микки.
- Я поеду с тобой!
Так поспешно. Как сказать, что теперь он, Микки, с Джоуи?
Слова. А Джоуи уже вскинул удивленный взгляд, услышав этот вскрик.
Мальчишка оставил в покое вилку, выскользнул из своего угла. Самое убедительное…
Подойти, раздвинуть коленом ноги Джоуи, встать, коснуться ладонями щек, наклониться и коснуться губ.
- Не уйду. Даже если скажешь!
Робкая улыбка. Сердце из груди, казалось, вот-вот выпрыгнет.
Джоуи только молча посмотрел на мальчишку, из последних сил сдерживаясь, чтобы не схватить и не повалить его на стол.
- Я буду мыть тарелки. У тебя даже нет посудомойки.
Не стоило так навязываться. Микки, скривившись, отполз к раковине – отвернулся, чтобы не было видно покрасневшего лица.
- Я питаюсь едой быстрого приготовления. Одноразовые тарелки. Мне их, что ли, мыть? - хмыкнул Джоуи.
- Не знал и достал посуду с полки, - подтекстом: «Не нужно было вести себя как дома, да?»
Микки сгрузил в раковину тарелки, тоскливо оглядел:
- Может, и эти в мусор?
Джоуи только равнодушно махнул рукой.
- Выкидывай. Я даже не знал, что у меня такое есть, - пока мальчишка медитировал над посудой, Джоуи беззастенчиво разглядывал его. Зрачками на голую спину, выпирающие лопатки, линию позвоночника и ниже…
Микки, вздохнув облегченно, оставил в покое пирамидку тарелок, сполоснул руки, обернулся:
- Ааа... полотенце?.. Или так... о то, что под руку попадется?
Джоуи поднялся со стула:
- Погоди, сейчас принесу...
Через минуту вернулся с небольшим полотенцем и протянул его Микки.
- Тебе надо такое... с зайцами.
- О, даа... как раз в моем стиле, - Джоуи, не удержавшись, дернул Микки за торчащую прядку.
Прикосновение пальцев. Близко. Отстраниться…
Микки дернулся и налетел на стол.
- Упс.
- Ну в этом вот я вообще не виноват, - Джоуи не упустил случая, подошел ближе и вжался бедрами, коленом раздвинул ноги Микки. - Я почему-то все еще голодный... - подхватил под ягодицы и дернул вверх, сажая на стол.
- Ооох.
Зазвенела встревожено солонка, Микки обхватил коленями бедра Джоуи.
- Поцелуй меня…
Осторожная просьба, а кровь закипела, как от пошлого откровения. Ближе, к себе... прижался всем телом, сдавливая в объятьях. Пальцами в волосы на затылке, лаская кожу головы, сжал в кулак и потянул вниз, заставляя Микки запрокинуть голову.
- Целую... - прошептал прямо в губы и тут же коснулся их своими, ощущая мягкость и жар. Языком по внутренней стороне... по зубам... и с тихим стоном почувствовал прикосновение к язычку Микки.
Прижал сильнее, не позволяя отстраниться и прервать поцелуй, рука скользнула по спине, сильно, с нажимом, заставляя выгнуться... и под пояс джинсов.
Микки тянулся ближе. Ощущение чужого тела, горячего, жесткого, болезненное давление, неправильность, углы и выступающие косточки, острые пальцы, желание как можно быстрее собрать эту головоломку, чтобы стать частью, чтобы получилась картинка. Разноцветные кляксы паззла, которые необходимо сложить. Никогда еще Микки столько не целовался. Никогда еще от только лишь поцелуев не билось так сердце, вот-вот и остановится совсем.
Хотелось скользнуть по столу, стащить джинсы и попросить. Но если сейчас огонь от кончиков пальцев по всему телу, то если бы Джоуи согласился, если бы вошел в него, что случилось бы? Пепел. Микки страшно, что он сгорел бы дотла.
Поэтому целовал, кончиками пальцев гладил шею сзади, тяжело дышал, оторвавшись. Прижался к Джоуи, выдохнул:
- Так открой этот конверт, чтобы узнать – что дальше?
- Сейчас?.. - на выдохе, обреченно поинтересовался парень.
Даже вздрогнул. Губами к шее, дыханием по коже... Сладкие мурашки то ли от холода, то ли от возбуждения... И так приятно было чувствовать рядом с собой терпкий вкус жизни. Вкус Микки, его запах, перемешанный с запахом Джоуи, но... особенный.
Микки соскользнул со стола – стало чуть легче дышать, но сразу же – холод, острый воздух по спине, меж лопаток. Мальчишка повел плечами, пытаясь избавиться от этого чувства, дотопал до прихожей и вернувшись в кухню, положил перед Джоуи конверт.
Слишком долго. Ладони ныли от необходимости снова коснуться. Поэтому руки Микки скользнули, обняли за талию парня, забрались под свитер.
Этот мальчишка сам себе на уме. А Джоуи шел у него на поводу... Почему? Потому что не хотелось оставаться снова одному. И снова рядом... Тепло, приятно... И казалось, что лед потихоньку таял от каждого следующего прикосновения.
Джоуи взял конверт, аккуратно распечатал и вывалил на кухонный стол содержимое. Пачка денег - это точно аванс, сложенный в три раза лист А4... четкое фото, жертва не смотрит в камеру. Такие портреты хоть на выставку художников! Получалось иногда очень характерно. В этот раз - русые волосы, узкое лицо, высокие скулы, тонкие сжатые в полоску губы, на переносице белел шрам, глаза бледно-голубые, взгляд серьезный. Чуть ниже в квадратике фото виднелся белый воротник сорочки и лацканы пиджака.
Опять какой-то бизнесмен...
Имя - Нестеров Владимир
Возраст - 46 лет
Место жительства - Россия, Москва, улица...
Место работы – ЦентРосБанк
Род занятости – банкир
...

- Россия, значит... - тихо, сам себе сказал Джоуи, читая дальше о распорядке дня жертвы, поездках, развлечениях, все той же работе...
И снова вернулся на свое прежнее место расчетливый киллер, анализирующий и просчитывающий информацию. То, что нужно.
Микки внимательно наблюдал за Джоуи, как он, слегка нахмурившись, сосредоточенно пробегал взглядом по строчкам, прикусывал губу, и в животе что-то обрывалось. Это человек, с которым они встретились на задании, подразумевающим убийство, это человек, чье досье Микки сразу же, не колеблясь, выбрал, когда искал исполнителей, подумав: «Он сделает все, как нужно». Разве можно было тогда подумать, что Джоуи станет большим, чем просто снайпер с идеальным портфолио.
Кем «большим»?
Микки отмахнулся от язвительного голоска. Ненужный вопрос. Или вопрос, на который просто нет ответа.
Сейчас, обнимая Джоуи и пытаясь заглянуть на фотку из-за его спины, Микки с ужасом понял, что хочет смести бумаги со стола, снова устроиться на столешнице, взять в ладони лицо парня: «Эй, смотри только на меня. Есть только я! И я не хочу, чтобы ты брался за это дело».
Не потому что ты идешь убивать, а потому что ты можешь не вернуться.
Пугающая мысль. От нее кончики пальцев вмиг оледенели, потеряли чувствительность. Руки Микки соскользнули вниз, мальчишка отошел от Джоуи, прислонился лбом к холодному пыльному стеклу.
- Москва? Отлично. У меня там квартира. Не придется мотаться по отелям. Терпеть не могу отели.
Голос отвлек от изучения данных на «жертву», заставляя оторваться от чтения и перевести взгляд на паренька. Джоуи не знал, что когда он увлечен работой, его глаза светлеют. От зрачка расходился зеленоватый цвет, темнея к краю радужки.
- Тогда завтра, - положил слегка помятый лист обратно на стол. - Тебе не нужно ехать со мной. Можешь просто сказать, где твоя квартира, и дать ключи.
Неизвестно, чьи мысли были озвучены... Киллера, который не желал, чтобы ему мешали и каким-то образом замедляли выполнение заказа? Или самого Джоуи, который... боялся за мальчишку?.. В обоих случаях было опасно отправляться на задание вдвоем. Лишний повод показаться «жертве». А это всегда приводило к нежелательным последствиям.
Одному всегда легче и безопаснее.
Нет опасения, что найдут.
Нет страха, что отберут что-то важное.
Потому что никогда не было этого самого важного. А сейчас...
Есть?..
Глаза потемнели от осознания.
- Микки... Ты точно хочешь... со мной?
Усмешка мальчишки: «Ты забываешь о том, кто я».
- Я не буду мешать тебе.
На этом Микки посчитал вопрос закрытым. Ему семнадцать и это не привычные, человеческие семнадцать. И он даже не был уверен, плох этот факт или хорош. Просто. Данность.
Отлепившись от подоконника, Микки прошел в комнату, раскрыл рюкзак.
- Я могу носить твою винтовку! – крикнул в кухню, усмехнувшись. – И ты, наверняка, не знаешь русского. Без языка там тебе придется тяжко.
Закат. И нужно что-то делать. Вдвоем. Эта мысль пугала. Когда было дело, все казалось проще. А теперь…
- Заказать билеты?
Еще минуту делать вид, что им не нужно придумывать, чем заняться вместе.
Усмешка мальчишки всегда меняла его в глазах Джоуи. Он словно говорил «я не такой уж и мелкий». И парень тут же понимал, что он и в самом деле уже взрослый для своих лет.
Микки был координатором на прошлом задании...
Предложение таскать винтовку развеселило. За язык его никто не дергал.
- Закажи, - задумчиво посмотрел на стол и лежащие на нем бумаги, деньги, рваный конверт.
К черту! Это все будет завтра.
Прошел в спальню и, мельком глянув на Микки, уселся на подоконник, смотря на простирающиеся почти до самого горизонта жилые дома, какие-то общественные постройки... небо казалось холстом, и словно нечаянно художник пролил на него краску.
Закат. Красный.
И дурацкая примета: не к добру.
- Завтра нужно рано вставать, - даже не оглянулся на мальчишку, продолжая изучать темнеющее полотно, нависающее сверху.
Микки прикусил губу, пальцы порхали над клавиатурой. После недолгих раздумий он решился воспользоваться «родным» паспортом. Мальчик возвращается домой. Пять минут – и на почту приходит данные электронных билетов. Готово.
Слишком быстро. За окном ранний зимний закат, и Джоуи на фоне багровых потеков раздавленного, треснувшего неба. Темная фигура, четкий профиль. Если смотреть на него так, когда он не замечает, лицо кажется безмятежно-спокойным, и почему то приходит в голову мысль, что летом у него наверняка появляются веснушки.
При этой мысли у Микки перехватило горло, и вырвался странный сдавленный смешок.
Что дальше? Скользнул взглядом по комнате, задержался взглядом на кровати – в висках отчаянно запульсировала кровь. Не смотреть. Не смотреть…
Что дальше?..
Предложить кино? Просто посидеть в тишине? Что он, Джоуи, любит? Чем занимается, когда не работает? Столько вопросов.
- Что дальше?
После вопроса взгляд на часы. Ну а что делать?
- Спать.
Коротко и ясно. Только вот... кровать одна. А больше спальных мест предусмотрено не было. Как будто было мало сегодняшнего дня.
И чтобы не думать дальше «о плохом», Джоуи стянул с себя свитер, кинул его на спинку стула, слез с подоконника и чуть задернул шторы. Повернулся к Микки...
- Будем спать на одной кровати.
И зачем вслух сказал? Это же и так ясно. Из-за этого мальца мысли рассеянные.
Присел на край кровати, расшнуровывая кроссовки.
Несколько часов рядом с тем, кого очень сильно хочешь... Он будет рядом... Теплый, приятный... его запах будет окружать со всех сторон. Не вдохнуть, иначе сердце разорвется...
Микки кусал губы, растерянно оглядывался. Лицо горело.
Что-то рано для «спать». Но с другой стороны, если подумать, какая альтернатива? Мучительно молчать, глядя в окно? Пытаться вести себя как обычно. Хотя… теперь никогда не будет «как обычно». И от этого сладко сжималось сердце. Не один.
Мальчишка нервно переступал с ноги на ногу. Задвинуты шторы, в комнате полумрак, только белеет постель, в которую сейчас придется лечь, старательно пытаясь не прижиматься…
Пальцы легли на ремень, медленно потянули... а под джинсами нет белья, и футболка в ванной валяется. Микки, покраснев, поднял на Джоуи взгляд:
- Ты обещал мне футболку…
Вышло так жалобно и по-детски.
Джоуи молча поднялся и босыми ногами прошел до чулана комнаты. Открыл дверь нараспашку и включил свет. Яркая стоваттная лампочка, чтобы не было слишком темных углов. На нижних полках - одежда, на верхних – оружие и патроны.
- Не черную, – переспросил утвердительно.
На его удачу, была одна. Белая. Кажется, Джоуи надевал ее только один раз...
Достал, расправил. Без рисунков, веревочек и прочих «украшений». Глянул на Микки, держа футболку на вытянутых руках, как бы примеряя ее на стоящего в отдалении мальчишку. Потому хмыкнул, выключил свет и закрыл чулан, захлопнув дверь.
- Держи, - вручил ему одежду и снова обошел кровать, сдергивая с нее покрывало.
Джоуи снял джинсы и сразу же улегся, беззастенчиво смотря на раздевающегося Микки. Даже закинул руку под голову, чтоб было удобнее наблюдать.
Так… обыденно? Микки думал, что это похоже на просто-еще-один-вечер в кругу семьи. Вернее, что могло быть похоже. Наверняка он не знал. Если у матери и был кто-то, то в дом она его не приводила… когда удосуживалась вернуться сама.
Мальчишка чувствовал взгляд Джоуи буквально физически: влажными кисточками, скользящими по коже, оставляющими маслянистый горячий след.
Микки мог бы выйти в ванную или уж, в крайнем случае, сначала надеть футболку, но он просто отвернулся, пальцы зацепили пояс джинсов, медленно потянули вниз. Кожа горела. Микки слышал дыхание в полной тишине – свое частое, жадное. Пытался дышать медленнее и от этого начинал задыхаться.
Потянулся за футболкой и застыл. Запах чистый, слегка приглушенный, но совершенно явственный, серебряными нитями оплетал тело, как леской. Вот-вот и ее потянут, распарывая кожу.
Микки торопливо сунул голову в футболку, дернул ткань вниз, чуть ли не до колен.
В интимном свете закатного солнца, приглушенного шторами, худощавый парнишка казался чем-то нереальным. Розоватые отблески на гладкой коже... на обнаженном теле. Сердце опустилось вниз и быстро застучало где-то в животе.
Джоуи закусил губу, не замечая, что сразу же напрягся от вида Микки, во рту пересохло.
На мальчишке была только футболка, которая еле-еле прикрывала «самое интересное»... и он собрался провести всю ночь рядом с Джоуи только в этом?! Парень шумно вдохнул и медленно выдохнул, сжимая зубы. И еще слегка отодвинулся к краю, чтобы им пришлось лежать не так близко.
- Ты спокойно спишь? - голос даже как-то охрип.
- Нет, - коротко и мрачно.
Микки неуверенно шагнул к кровати, потом замер и метнулся на кухню. Хлопнула дверца холодильника, и через секунду мальчишка вернулся с бутылкой минералки. Поставил ее возле кровати со своей стороны и решительно скользнул под одеяло. Замер, словно прислушиваясь к ощущениям. Сердце бешено колотилось в груди.
Под одеялом жарко, без одеяла… голо. Поэтому Микки потянул его на себя, заворочался, устраиваясь, и ткнулся коленом в чужое бедро.
Бедное одеяло от таких маневров сползло с Джоуи. Он в сердцах чертыхнулся и дернул его к себе, поворачиваясь к мальчишке спиной. Старательно гнал из головы мысли о том, что в кровати есть кто-то еще... Но жар внизу живота заставлял возвращаться к этому снова и снова, зацикливаясь.
Не продержавшись и пяти минут, он перевернулся на другой бок и тут же сцапал паренька за футболку, подтащив его к своему телу. С губ срывалось горячее дыхание, кровь стучала в висках, давила... Невыносимое желание прикоснуться, обнять, прижать, почувствовать. И всегда мало. А бороться с этим очень сложно... Когда уже понял, как приятно ощущать сладость не-одиночества, когда рядом есть кто-то теплый, когда... даже ненависть уходила на задний план...
О какой борьбе может идти речь?
Джоуи уже целовал шею Микки, слегка прикусывая. Каждый раз ему хотелось откусить от него кусочек...
Это ли не то, чего Микки ждал? С замиранием сердца, ворочаясь, намеренно задевая Джоуи, мягко напоминая, я здесь, в твоей постели, ты не можешь не замечать меня.
Поэтому с готовностью подставлялся обнаженным горлом под губы, рукой потянув футболку вниз, как будто это должно было скрыть, что член стоял с первой секунды, как Микки коснулся простыней.
Жарко, тело горело... влажное, словно готовое вот-вот расплавиться. Микки было мало того, что его прижимают к себе и целуют. Он дрожал и шумно дышал. Слишком шумно – в пространстве замкнутой тонущей в полумраке комнаты. Еще… Осторожно протиснул колено между ног Джоуи, положил руку на его затылок и настойчиво потянул к своим губам.
- Что… ты… творишь? – вышло даже почти недовольно.
- Хочу тебя... - ответ на выдохе и поцелуй. Слишком требовательный, больше забирающий. И этого мало!
Под тяжелым одеялом становилось жарко. К чертовой матери! Джоуи скинул его с себя, не отрываясь от губ мальчишки. Толкнулся и оказался на Микки. Укусил за губу и скользнул ниже, снова впиваясь в шею... Задрал футболку, которой парнишка пытался прикрыться, короткими ногтями по ребрам, бокам... и пальцами обхватил его возбужденный член. Ласка такая же требовательная, как и поцелуй... Сжимал сильно, гладил почти больно. И слушал, чувствовал, как Микки реагирует. Это буквально лишало рассудка!
Джоуи приспустил боксеры. Просунул руку под выгнутой спиной мальчишки, слегка приподнимая... и обхватил оба члена, сдавливая в одной ладони. Стон - хриплый и вымученный. Близко... как никогда еще не было. И медленные движения по всей длине...
Дышать тяжело. Воздух плавился, наполняя легкие.
Хорошо...
Он не остановится... От этой мысли голова Микки закружилась. Никогда до этого Джоуи не касался его так… откровенно. Зажат. Не вырваться.
Когда-то в детстве у Микки случился солнечный удар. Смутные ощущения плывущей реальности и уходящей из-под ног земли.
И сейчас был тот же самый солнечный удар. Потому что Микки мог только смотреть, не отрываясь, на руку Джоуи и на его член... Несколько движений – всего. Этого будет достаточно. Нервы натянуты, тело одеревенело, напряженное, кажется, дальше некуда. Микки и без того на пределе за все эти бесконечные дни их поцелуев, прикосновений и бесстыдных слов. Если сейчас остановиться…
Невозможно.
Коснулся члена Джоуи, провел пальцем по влажной головке.
- Еще… Я сейчас…
Надрывный, сдавленный голос Микки – и ничего больше не нужно. Только его голос, отвечающее на ласки тело, блеск глаз и влажность губ... и лицо, на котором все эмоции... без остатка...
- Давай, детка...
Резкие движения бедрами... Так, словно Джоуи уже входил и выходил из тела Микки. На грани оргазма. Ощущение своей сжатой ладони, пальцев мальчишки, его члена, донельзя сладкое чувство близости. Запах. Из-за которого кровь согрелась и чаще забилось сердце... еще тогда, в отеле...
И как с обрыва!..
Сокращения мышц уже на автомате...
Уши Микки заложило, тело выгнулось, встряхнуло и запульсировало.
Влажно и горячо на пальцах и ладони.
Дыхание - шумное и тяжелое, как после пробежки на несколько километров. «Минздрав предупреждал» - проскакала мысль где-то на периферии сознания и быстро скрылась.
- Хочу... – Джоуи сглотнул, выравнивая дыхание, и поцеловал Микки в губы. Слабо, лениво и как-то благодарно. - Хочу курить...
Потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя, мальчишка растерянно моргал, дышал ртом, потом облизал губы после поцелуя Джоуи и нервно коротко фыркнул.
- Я тоже... пожалуй.
Перевел взгляд на живот – по ткани расплывалось пятно. Их... Сглотнул, не додумав. Стянул футболку. Какая уже разница? После этого, в чем он там будет спать. Вытер кожу и потянулся за сброшенными джинсами. В заднем кармане пачка – это Микки точно помнил, и в ней еще две-три сигареты.
Точно. Две. Протянул одну Джоуи, кивнул на перепачканную футболку и усмехнулся:
- Завтра придется поделиться еще одной. Заметь – твоя вина.
- Если так и дальше будет продолжаться, то на тебя футболок не напасешься, - хмыкнул, прикусив зубами фильтр сигареты.
С тоской посмотрел на стул, где покоились джинсы и, естественно, зажигалка. Поджигать предметы взглядом пока еще не научился, поэтому пришлось подняться и дойти до одежды.
Закурив, Джоуи потянулся, вытянув руки над головой к потолку, и отодвинул штору, мельком глянув на улицу. Уже зажгли фонари, редкие машины освещали фарами кучку подростков около дома, где-то работал телевизор, в доме напротив рядом с окном ругалась семейная пара. Все как всегда...
Вернулся обратно в постель и дал зажигалку Микки.
В комнате плавал сизый дым сигарет, тишина разбавлялась только дыханием, шорохом постельного белья. Пора было уже засыпать, а то завтра этот перелет, не слишком дружелюбная Россия, медведи и балалайки...

Они быстро уснули. Джоуи прижал к себе спиной обнаженного и теплого Микки, подул на затылок и закинул ногу на его бедра. «Только мой», - вот о чем свидетельствовало это собственничество. Но только на уровне ощущений, эмоций и действий. Словами это пока что не выразить...

@темы: original, Fuck_me

URL
Комментарии
2009-07-10 в 23:38 

Cherry tree
К вам всем, что мне, ни в чем не знавшей меры, Чужие и свои, Я обращаюсь с требованьем веры И с просьбой о любви.
Привет от нового ПЧ :hi2:

Очень понравилось начало, хорошо написано, интригует, поездка в Россию, хм... буду читать дальше :red:

2009-07-11 в 11:07 

[Chaos_Theory]
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
Cherry tree привет-привет)) располагайся) скоро будет персональное приветствие тебе)))
и приятного чтения) надеюсь, понравится и дальше)

URL
2009-11-12 в 16:45 

Kira Taly
:pink: под впечатлением...

2009-11-12 в 23:17 

[Chaos_Theory]
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
Kira Taly спасибо) рад слышать

URL
2010-06-04 в 15:20 

Bernard
и так тепло внутри:sunny::rotate:

2010-06-12 в 21:01 

[Chaos_Theory]
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
Bernard это хорошо ^^

URL
2010-07-17 в 16:01 

Don't drink and drive. Take LSD and teleport.
Да, кстати, статус "в процессе" менять будешь? Оо

2010-08-19 в 06:46 

[Chaos_Theory]
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
Мион Морган у меня в шапке дайри написано, что он закончен, а исправлять в каждой главе... ы. долго )

URL
2010-08-26 в 23:58 

Мион Морган
Don't drink and drive. Take LSD and teleport.
Святая Лень Х)))

2010-08-28 в 13:16 

[Chaos_Theory]
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев, в переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен...©
URL
   

Undenied

главная